Неслучайные книги: Художественная литература от Галины Юзефович

В библиотеке бизнес-школы СКОЛКОВО открылась персональная книжная полка Галины Юзефович.  Профессор гуманитарной практики школы СКОЛКОВО и обозреватель он-лайн портала “Медуза” представила свою подборку книг 21 сентября в рамках SKOLKOVO Business Fest.

Для полки художественной прозы в библиотеке Московской школы управления СКОЛКОВО Галина отобрала книги, которые сочетают в себе высокое литературное качество с увлекательностью, а важность для культуры в целом со значимостью затронутых в них проблем. Ни одна из них не является «must read» в строгом смысле слова, но при этом каждая способна подарить своему читателю целый новый мир, просторный, необычный и обогащающий. В этой публикации представлены рекомендации прозы на русском языке от Галины Юзефович.

Евгений Водолазкин. Лавр

Роман петербургского филолога-медиевиста, ученика академика Дмитрия Лихачева, позволяет заглянуть в достоверный, не приукрашенный русский XIV век, окунуться в ощущение близкого конца света и понять, что за прошедшие с тех пор шестьсот лет человеческая душа изменилась куда меньше, чем принято думать.

Алексей Иванов. Тобол 

Захватывающая двухтомная эпопея Алексея Иванова рассказывает об освоении сибирских земель в первой четверти XVIII века. Мастерски смешивая реализм с фантазией, наделяя узнаваемыми голосами и характерами десятки персонажей – как исторических, так и вымышленных, Иванов создает объемную, монументальную и вместе с тем удивительно живую панораму петровской эпохи.

Владимир Медведев. Заххок

По форме — многоголосый постколониальный роман о гражданской войне в Таджикистане после распада СССР. По сути — универсальное и вневременное повествование, воздействующее на читателя сразу и на сюжетном («чем же все это кончится?»), и на философски-метафизическом уровне. В целом — определенно одна из лучших книг, написанных по-русски за последнее время. Чтение мучительное, захватывающее, очень страшное — и при всем том совершенно необходимое.

Дмитрий Глуховский. Текст

Первый «серьезный» роман Дмитрия Глуховского балансирует на тонкой грани, отделяющей острую актуальность от глубокого философизма с одной стороны и жанровой увлекательности с другой. История парня, ставшего жертвой полицейского произвола (ему подбросили наркотики в ночном клубе) и вышедшего на свободу с одним желанием – отомстить, в исполнении Глуховского оборачивается масштабной общечеловеческой драмой. А глубокие и оригинальные рассуждения о роли гаджета в нашей сегодняшней жизни выполняют функцию весомого интеллектуального бонуса.

Дмитрий Быков. Июнь

Лучший, пожалуй, на сегодня роман Дмитрия Быкова – это три отдельные истории, формально объединенные местом и временем действия – Москва, конец 1930-х годов. Однако надежнее любых формальных связей «Июнь» скрепляет сквозная тема неумолимо надвигающейся великой войны, вызывающей во всех героях сложную гамму чувств – от ужаса и отчаяния до радостного предвкушения.

Ксения Букша. Открывается внутрь

Умение видеть сегодняшнюю реальность одновременно узнаваемой, правдоподобной и в то же время не безнадежной – редкий дар среди современных прозаиков, и молодая петербурженка Ксения Букша наделена им в полной мере. Десятки жизненных историй в «Открывается внутрь» объединены траекторией 306 маршрутки, на которой герои ездят, которую ждут или просто видят из своих окон. Появляясь в одном рассказе в качестве протагонистов, в другом те же персонажи возникают в эпизоде, мелькают на периферии или просто всплывают в разговоре, создавая иллюзию пространства одновременно очень плотного и обжитого, и в то же время практически бесконечного, уходящего далеко за горизонт.

Яна Вагнер. Кто не спрятался

Девять старых друзей, вилла в горах, оборванная телефонная линия, снегопад, мертвое тело… Роман Яны Вагнер начинается и завершается как классический детектив в духе Агаты Кристи, однако между увлекательной завязкой и неожиданной развязкой размещается целый мир. Каждый из выживших героев имел поводы для убийства, у каждого за спиной – длинная, сложная и по-человечески понятная история успехов, поражений, разочарований и отношений с собой и другими. В причудливой пропорции смешивая психологизм с сюжетной динамикой Яна Вагнер создает роман одновременно захватывающий, умный и трогательный.

Дарья Бобылева. Вьюрки

Формально роман Дарьи Бобылевой относится к жанру хоррора, однако по-настоящему страшным его не назовешь – скорей уж уютно-затягивающим, фольклорно-сказовым. Перенакладывая друг на друга две реальности — до мелочей узнаваемую реальность старого дачного поселка, который по каким-то неведомым причинам вдруг изолировался от остального мира, с одной стороны, и реальность жутковатой народной сказки с другой.  Бобылева не столько пугает, сколько сдвигает привычную нам рамку восприятия, показывая насколько иррационален мир и проницаема граница между светлой и темной его сторонами.

Алексей Сальников. Петровы в гриппе и вокруг него

Самобытный, ни на что не похожий авторский стиль, сложносочиненная запутанная интрига, лежащая на стыке бытовой драмы, мистики и детектива, поразительно реалистичный Екатеринбург, проступающий буквально сквозь строчки текста… Литературный дебют Алексея Сальникова принес ему сразу несколько весомых литературных наград и, что гораздо важнее, настоящую народную любовь: на сегодня тираж «Петровых» перевалил за 50 000 экземпляров.

Виктор Пелевин. iPhuck10

Переоцененный ремесленник, гениальный провидец, сатирик-однодневка, профессиональный шарлатан, самый умный и трезвый аналитик современности – о Викторе Пелевине говорят и думают разное. Роман 2017 года «iPhuck 10», сконцентрированный вокруг тем искусственного интеллекта, изменений в сфере гендера и современного искусства, – один из лучших у писателя, и прекрасная возможность составить собственное представление о его творчестве.

Шамиль Идиатуллин. Город Брежнев

Эпоха позднего Советского Союза – обманчиво незыблемого и могучего, но на самом деле дряхлого и немощного – становится в «Городе Брежнев» впечатляющим задником для истории взросления, дружбы и предательства. «Утренняя почта» по телевизору, прием в комсомол, проблемы на производстве (действие романа неотделимо от работы «Камаза» – главного предприятия города Брежнева), очереди в магазинах и война подростковых банд на улицах, а мрачным, непроговариваемым фоном всего этого – война в Афганистане… Персональная, локальная, едва ли не остросюжетная история в умелых руках Идиатуллина трансформируется в глобальную историю CCCР накануне распада.

Михаил Шишкин. Письмовник

Мальчик Вовка любит девочку Сашку, Вовка отправляется на чужую и случайную войну, влюбленные пишут друг другу письма. Потом Вовка погибает, но парадоксальным образом переписка не прерывается – просто героев теперь словно бы разделяет незримая завеса… Нежный, поэтичный, глубокий и очень необычный роман Михаила Шишкина – это история разлуки, одиночества, старения, но в первую очередь, конечно, любви – той самой, которая сильнее смерти.

 

Ознакомиться со списком художественных книг зарубежных авторов, рекомендованных Галиной Юзефович, можно по ссылке.