Как растёт российская экономика и что на это влияет?

Насколько внешние факторы влияют на развитие российской экономики и почему недавние данные Росстата о росте выглядят правдоподобно? Главный экономист консалтинговой компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин рассказал об этом в выступлении на дискуссии «Бизнес-климат в России», организованной при поддержке программы EMBA for Eurasia бизнес-школы СКОЛКОВО.

Последние несколько лет сильно повлияли на российскую экономику. Такие факторы, как западные санкции, усиление связей с азиатскими странами, рост сельхозпроизводства, реформы, в том числе НДС и пенсионного возраста и уход ряда компаний с рынка влияют и на общее положение дел и на ситуацию в конкретных отраслях. Это находит своё отражение в рейтингах и статистических данных, но вот трактовки этих данных часто вызывают вопросы и споры.

О проблемах

За последние лет десять почти во всех видах экономической деятельности имели место те или иные негативные процессы или события. Во многом, переломным этапом для страны стал третий квартал 2008 года, который подвёл своеобразную черту под годами динамичного роста экономики и благосостояния граждан. После начала Великой Рецессии даже в те годы, когда ВВП страны рос, он почти ни в каких сферах не достигал докризисных показателей, а процесс улучшения благосостояния перестал распространяться на все или почти все группы населения.

Бизнес тоже не испытывал большого оптимизма даже, если прибыль в среднем и росла. При анализе отечественного бизнес-климата и перспектив роста имеет смысл обращать внимание на индексы настроений больше чем на данные о динамике традиционных показателей. Эти индикаторы, в понимании Евгения, заслуживают больше доверия, так как отражают состояние экономики лучше, чем темпы роста выпуска или, например, прибыли.

Чтобы оценить эффект от последних решений властей в области экономической политики – повышения НДС и пенсионного возраста не нужно изучать большого объёма статистики – всё уже видно в настроениях экономических агентов с третьего квартала 2018 года. Они начали ухудшаться во всех видах деятельности у бизнеса и у населения, этот процесс продолжался в следующие три месяца. Экономист отметил, что настроения у населения просели так сильно, что он ожидал в начале 2019 года рецессии.

Однако, этого не произошло и первый квартал экономика закончила с полупроцентным ростом. Это вселяет оптимизм, и экономист даже пересмотрел собственный прогноз роста российской экономики в 2019 году в сторону увеличения на 0.2% – до 0,7%.

Евгений считает, что наиболее серьёзно проблемные тенденции последних лет затронули сектор финансов, который по большому счёту с 2008 года из кризиса и не выходил. Экономист уделил внимание примеру Мастер-Банка и его проблемам 2013 года, то есть еще до введения санкций. Кейс Мастер-Банка хорошо иллюстрирует общую ситуацию, когда на смену выбывающим с рынка компаниям не приходят сравнимые с ними игроки, а происходит отраслевая консолидация в руках более крупных компаний. Такие процессы протекали в последние годы во всех основных секторах экономики страны.

О консолидации производства и «обелении» торговли

Недавние публикации Росстата о том, что промпроизводство динамично растет вполне могут адекватно отражать реальность.

Отчасти дело в усиливающейся роли крупных игроков, которые с каждым годом становится все значимее и больше прямо или косвенно за счет остальных. Малый и средний бизнес оказывает всё менее значительное влияние на экономические индикаторы страны, тогда как события в масштабной компании, например, ввод нового завода или спуск на воду больших судов, влияет на общую статистику уже слишком значительно. Это ведет к тому, что показатель меняется чаще и делает это резко, что мы и наблюдаем в последние годы.

Спикер отметил, что для экономистов происходящая сейчас в экономике и, часто, неявная, консолидация – это очень проблемное явление, так как она сильно искажает многие статистические показатели.

Ещё одним фактором, обеспечивающим рост статистических показателей, по мнению Евгения, является широкомасштабное «обеление» процессов в экономике, причем больше, чем промышленности, это даже касается торговли. По мере того как компании все больше «выходят из тени», статистика год от года показывает рост экономики, который, в ряде случаев, существует только на уровне отчетности компаний и статистических индикаторов.

Среди причин такого явления Евгений выделяет то, что госструктуры, такие как налоговые органы, стали лучше работать со своими базами данных, отслеживая безналичные платежи и косвенно оценивая наличные расчёты. Эта информация и раньше была у них в распоряжении, но сейчас выросло качество работы служб с собираемыми данными.

«Обелению» также способствует то, что мелкая розница в своём бизнесе начала широко использовать онлайн-кассы. А этот инструмент позволяет проверяющим лучше контролировать деятельность компаний и учитывать то, что раньше не бралось в расчёт.

Кто виноват?

Российская экономика недостаточно большая в мировом масштабе, чтобы игнорировать происходящее даже в не самых крупных странах мира, вместе с этим она не старается выстроить экономическую политику развития так, чтобы внутренние условия были приоритетны для развития и динамики внутренних индикаторов.

Экономическая политика властей целиком и полностью зациклилась на стабилизации, причем, в основном, бюджетной сферы и немалой ценой для остальной экономики. Эти непродуктивные подходы в экономической политике накладываются на ряд давних «болячек», такие как коррупция и слабое администрирование. В совокупности получающийся коктейль мер заставил бизнес чувствовать себя неуютно и он на протяжении более чем 10 лет выводит капиталы из страны вместо того, чтобы инвестировать в неё. Это, в свою очередь, делает экономику чрезвычайно уязвимой к внешним шокам, создаёт дополнительные проблемы и убивает потенциал роста.

В результате, как бы странно это ни выглядело, но уровень мировых цен на нефть, Брекзит или торговая война между Пекином и Вашингтоном, оказывают на отечественную экономику гораздо больше влияния, чем решения властей России в области экономической политики (очевидным исключением в последние годы стали решения о повышении НДС и пенсионного возраста).

Что ещё хуже, необходимость все больше следить за внешними событиям отвлекает специалистов по экономике страны от профильных занятий и заставляет всё чаще обращаться к изучению новых для них международных процессов. А так как у них нет достаточной экспертизы в этих вопросах, то падает и общий уровень экономических суждений.

Падение же инвестиций вследствие оттока становится критичным для общего развития страны. Евгений отметил, что если бы сотни миллиардов долларов, экспортированные за последние десятилетия из России, инвестировались внутри неё, то экономический рост был бы гораздо более значительным, а российская экономика могла бы соперничать по своим размерам за 3-4 места с Германией и Японией.