Это трудное слово «Нет»

На протяжении всей своей жизни человек находится в состоянии преодоления. Каждый день — сплошное многоборье. И одно из самых частых и сложных испытаний — выбор между «да» и «нет». Нам легче говорить «да» в ответ на просьбы начальства или неимущих с улицы, друзей или родственников и всей остальной части человечества, когда нуждаются в наших деньгах или в нашем времени, в идеях или в сверхурочной работе. Гор Нахапетян, член Координационного совета Московской школы управления СКОЛКОВО — о вызове говорить «нет».

Если представить, что существует гипотетическая шкала безотказности, то мое место где-то в верхних рядах. До сих пор не могу понять, что за химия происходит во мне: почему я все равно что-то делаю, когда кто-то просит, хотя не вижу смысла в исполнении этого или просто не хочу этого делать. При этом мне гораздо сложнее разобраться с собой, с этой химией, чем понять, что людям нужно уметь отказывать. Привычная уже ситуация: просят выступить где-нибудь на конференции или промодерировать какую-нибудь сессию — и я чуть ли не за свои деньги еду, выступаю, модерирую. Совершенно незнакомые люди пишут мне в Facebook с просьбой встретиться. Отвечаю «да». При СКОЛКОВО было создано менторское сообщество, в котором я состоял в роли ментора. При этом не всегда понимал условия этого менторства, например, сколько раз нужно встречаться с людьми, чтобы дать совет. Мне звонят, предлагают встречу, и я соглашаюсь, хотя для меня это абсолютно неудобно: есть дела, которые требуют моего времени, есть и рабочие, и семейные обязанности. И все равно, как заговоренный, отвечаю согласием. Получается, что, говоря «да» другим, мы говорим «нет» себе. Почему мы это делаем? Что это? Желание быть хорошим? Страх, что тебя не поймут, что ты поступишь, как чужой общепринятым нормам и правилам? Словно нарушаешь какое-то табу, освященное веками…

Недавно узнал, что ребенок рождается, располагая поначалу всего лишь двумя чувствами: счастьем и гневом. А потом через очень короткий промежуток времени их становится уже четыре: добавляются страх и печаль. Чувства счастья и гнева живут в настоящем, страх направлен в будущее, а печаль — в прошлое. Это как четыре краски у принтера, при сочетании которых между собой получается новый цвет. И у меня под чувством безотказности на самом деле прячется страх показаться нелюбезным или обидеть человека. Но это не забота о другом, это все-таки защита себя любимого, потому что в основе этого страха лежит желание быть хорошим в глазах других. Так в моей жизни появился вызов научиться говорить «нет».

Работу над собой я начал с беспощадного отсечения того, что очевидно должно быть отсечено. Потом подсчитал, что процентов тридцать моего времени уходит на менторство, на «А посоветуйте…», «А можно лекцию…» и так далее. Отчетливо стало понятно, что мое время — это деньги. С партнерами мы создали платформу Experum.ru — проект, который продает время людей.

Как оказалось, решение вопроса о бессовестной краже времени интересует далеко не только меня. Также многим знакома и другая проблема. Есть интересные, знаковые личности, располагающие уникальной информацией и глубокими знаниями, которыми они в принципе могут поделиться, но только доступа к этим личностям нет. То есть их нужно находить через знакомых, добиваться встреч, тратить много времени, чтобы прийти к кому-то и получить от него экспертизу. На Западе, кстати, есть такой сервис — не сказать, что мы придумали что-то новое. Любой может зайти на сайт и купить время для встреч и общения с теми, у кого он хочет поучиться. А когда человек покупает время, он уже не задает глупые вопросы наподобие «Как вы добились успеха?» или «Расскажите мне: что делать?» Он приходит подготовленным и четко выстраивает шкалу приоритетов.

Чуть позже я столкнулся с другим эмоциональным явлением — чувством стыда: да как же это, брать деньги за время?! Новый вызов: чувство, которое меня рэкетирует. Из счастья от решения первой проблемы я постепенно перешел в гнев, а потом — в печаль. В итоге появился страх, что во мне увидят мелочного человека, которому только деньги и нужны. Тогда пришла новая идея: буду брать деньги, но пойдут они на благотворительность. Это была полумера, первый шаг. Потом уже мы ввели пожертвование в качестве обязательства для всех пользователей Experum.ru: при регистрации необходимо выбрать фонд и установить, какой процент прибыли пойдет на благотворительность. Бегунок на процентной шкале определяет степень стыда. Насколько же в нашей культуре стыдно получать деньги! А здесь образовалась такая смена культурного кода… Но есть же репетиторы, которые тратят свое время и знания на детей, а чем мы хуже? Мы такие же репетиторы. Миссия этого проекта — распространение знаний. Каждый может выбрать «голову» и купить ее время. Получился своеобразный «рынок мозга».

Если этот проект работает как С2С, то наш следующий шаг — это B2С, когда к пользователю платформы будет приходить компания, а он — набирать экспертов для решения определенной задачи, которую компания ставит. На эту идею натолкнул опыт нескольких историй. Первая из них: во время создания СКОЛКОВО мы решили пригласить Олега Тинькова выступить на конференции. Он озвучил цену своего выступления. Тогда для меня это было шоком: как же так?! это же конференция — нужно делиться своими знаниями… По прошествии времени я понял, что это абсолютно нормально. У нас просто так не принято. Например, если, не дай бог, заболел ребенок, я через знакомых нахожу хорошего врача и с ним советуюсь. В голову не приходит перевести ему деньги на карту за его совет. А он же потратил свое профессиональное время.

Вторая история связана с Ольгой Флёр и ее Meet for Charity. Здесь система аукциона. Мы поняли, что за бизнес-людей дают больше, чем за селебрити. Потому что покупать время, чтобы фотографию сделать, — глупо, невыгодно. А возможность задать правильный вопрос и получить ответ профессионала стала самой приоритетной и обрела свою цену. Эксперименты наши на этом не закончились: во время бизнес-форума «Атланты» мы организовали менторскую гостиную. Попросили друзей-менторов прийти. У них на каждого желающего пообщаться было полчаса. На входе стояли ящики благотворительности, и гость платил столько, сколько считал нужным. В итоге через нашу гостиную прошло двести человек.

Ясно видно, что конференции себя изжили. Они работают как нетворк-площадки, но со сцены очень сложно узнать что-то новое. Многие публичные люди фильтруют то, что говорят. В итоге во время выступления слушатели получают крайне мало полезной информации, и она, в основном, мотивационная, а не прикладная. А бежать за человеком после выступления, когда он уже в толпе журналистов, довольно непросто. Некоторым сложно просить визитки и так далее. Проще купить время.

Мне стало легче отказывать людям. Хотя и по-прежнему неудобно. Вызов остался. Я нашел путь, который технологически позволяет мою проблему решить, но психологически все еще тяжело. Не смог до конца одолеть свои страхи, вернее, желание быть для всех хорошим. Может быть, нужно просто почаще повторять себе слова Бальтасара Грасиана: «Кто принадлежит всем, тот не принадлежит себе».

Материал взял с сайта журнала The World.