Счастье: неприличное слово на работе?

Многим людям не нравится их работа, и они не пытаются это изменить. В своей новой книге How to be Happy at Work («Как быть счастливым на работе») Энни Мак-Ки, старший научный сотрудник Университета Пенсильвании и соавтор Ричарда Бояциса по книге Primal Leadership, описывает приемы и средства, позволяющие получить большее удовлетворение от работы. C разрешения Harvard Business Review Press мы публикуем фрагмент из книги, посвященный некорректным представлениям о работе.

 

Только треть работающих американцев испытывают интерес к своей работе. Остальные либо относятся к ней нейтрально, либо однозначно не интересуются. Им скучно, они не вовлечены в рабочий процесс, а порой даже готовы саботировать планы, проекты и работу других людей. Аналогичная статистика наблюдается и в других странах и регионах практически во всех отраслях и секторах. И эти неутешительные данные долгие годы остаются неизменными, несмотря на периодические спады и подъемы в экономике.

На мой взгляд, подобные утверждения не имеют смысла. Устроившись на новую работу, мы, как правило, радуемся возможности сделать что-то значительное. Мы понимаем личную выгоду, нам нравится компания, и нам не терпится поработать с хорошими людьми ради достижения общей цели. Мы намерены получить удовольствие от работы. Иными словами, мы хотим, чтобы нам было интересно, и мы были счастливы. Но на деле все оказывается совсем не так.

Что же с нами происходит? Что сбивает нас с выбранного пути? Я уверена, что корень проблемы кроется в устаревших представлениях о природе работы.

Первый миф: работа должна быть изнурительной

Когда наши предки добывали пропитание, в поте лица обрабатывая землю, когда каждый день вели борьбу за выживание, работа была по-настоящему трудной и выматывающей. Были в ней, конечно, и приятные моменты. Если вам когда-нибудь приходилось трудиться в огороде или ухаживать за коровами, козами или курами, то вам известно то глубокое удовлетворение, которое испытываешь от работы, цель которой — прокормить семью. Но эта работа очень тяжела. Учтите несправедливое распределение земли, болезни и ужасную погоду — вот рецепт беспомощности, грусти и раннего старения.

Промышленная революция еще больше убедила людей в том, что работа обязательно приносит боль, ведь работники были абсолютно зависимы и не видели плодов своего труда, а порой были лишены и свежего воздуха. Они выполняли монотонную и физически тяжелую работу, а начальство относилось к ним, как к непослушным детям, готовым бездельничать при первой возможности. Положение менеджеров было несколько лучше, но они тоже — всего лишь винтики в механизме, созданном для получения прибыли бизнесменами и никому не ведомыми акционерами.

Сегодня труд тоже может быть очень тяжелым и изматывающим — из-за постоянных перемен, экономии организации и размытых границ между работой и остальной жизнью. Иногда кажется, что мы все время только работаем, и зачастую без всякого смысла. Со временем это может нас утомить.

Но нельзя просто признать то, что работа обязательно должна быть трудной и неприятной. Если согласимся, то обречем себя на жизнь, полную несчастья — или, по меньшей мере, разочарований. Ни один человек такого не заслуживает. Более того, если люди и организации хотят быть успешными, им нужно находиться в хорошей эмоциональной форме, чтобы плодотворно мыслить и эффективно трудиться. Необходимо уметь использовать свой интеллект для создания нового, а свои эмоциональные ресурсы для адаптации к разнообразным условиям в глобальных компаниях. Мы не сможем этого добиться, если будем считать свою работу неприятной, трудной и не приносящей удовлетворения. И тут перейдем ко второму мифу, который тоже появился много десятилетий назад.

Второй миф: наше самочувствие на работе не имеет значения

На заре двадцатого столетия появилось целое поколение консультантов, подобных Фредерику У. Тейлору, который прославился тем, что умел извлечь из человека максимум пользы в кратчайшее время. Его советы пользовались популярностью у владельцев угольных шахт, сталелитейных заводов и быстро растущих автомобильных компаний, которые с радостью ухватились за возможность повысить эффективность, одновременно получив еще больший контроль над рабочими, не заслуживающими их доверия.

Но даже в то время недостатки методов Тейлора были очевидны. Его подход к измерению производительности рабочего не отличался ни научностью, ни точностью. Предлагаемые им программы не были гуманны: их цель заключалась в том, чтобы выжать из работника максимум, при этом его не убив. Но во времена расцвета конвейерного производства сама идея о том, что работники могут выполнять больший объем работы при меньших затратах, была настолько привлекательной, что ей следовали всюду, а не только на заводах.

Нельзя сказать, что у этой идеи не было положительных сторон: погоня за эффективностью и прибылью побуждала к совершенствованию и развитию. Например, когда было научно доказано, что лучшая планировка цеха, хорошее освещение и обеденный перерыв позволяют повысить производительность, условия труда начали меняться к лучшему.

Однако изменения, касающиеся психологических нужд сотрудников, происходили гораздо медленнее, несмотря на растущее число доказательств этой необходимости из военной и экономической сфер, а также психологии. К середине прошлого века было накоплено огромное количество знаний, ясно показывающих, что наше отношение к начальству, работе и рабочему месту заметно отражается на производительности и результатах. О том же говорит нам и здравый смысл: эмоциональные и социальные потребности не исчезают, когда мы находимся на работе. Напротив, наши чувства и качество отношений с окружающими влияют на самочувствие и успешность на рабочем месте.

Поэтому придуманные первыми бизнес-консультантами вроде Тейлора мифы о том, какие именно аспекты личности важны на рабочем месте, следует признать устаревшими, неверными и просто вредными. То же самое касается и третьего мифа, появившегося в прошедшем столетии — о том, что работа не должна приносить удовлетворения.

Третий миф: работы мало не бывает

Подход Тейлора до сих пор применяется, хотя сегодняшние времена очень отличаются от той эпохи, когда он появился на свет. Многие из взглядов, популярных в те годы, при всей их ошибочности, популярны и сегодня. К примеру, до сих пор распространено заблуждение, что чем более высокое место вы занимаете в организации, тем вы умнее. Это просто не правда. На современном рабочем месте каждый должен быть умным. Кроме того, перемены на рынке и быстрый технологический прогресс заставляют нас постоянно менять методы своей работы. Часто кажется: не успели мы чему-то научиться, как уже надо переучиваться.

Добавьте к этому поистине тектонические сдвиги в нефтегазовой, химической, издательской, медицинской и многих других отраслях, вызванные ростом прозрачности и изменениями в законодательстве. Все это ведет к огромному количеству изменений, на которые мы никак не можем повлиять.

Это сложно само по себе, но можно и вовсе опустить руки, если начальство сочтет нас неспособными самостоятельно адаптироваться к новым условиям. Но хуже всего другое: рационализация по-прежнему перевешивает эффективность. Мы постоянно работаем слишком много во имя достижения максимальных результатов в кратчайшее время и при минимальных затратах. Методы, обеспечивающие краткосрочный результат и сиюминутное повышение прибыли для акционеров, выглядят предпочтительнее методов, обеспечивающих успех в долгосрочной перспективе. По моему опыту, большинству сотрудников нет никакого дела до прибыли и стоимости акций. Нам не нравится, когда к нам относятся, как к машинам. Нам хочется, чтобы нам доверяли принимать решения и хорошо выполнять свою работу.

Конечно, в последнее время к сотрудникам все чаще относятся, как к умным и ответственным взрослым людям, способным (и желающим) принимать решения и хорошо работать без указки сверху. Этот подход медленно набирает популярность — на мой взгляд, гораздо медленнее, чем следовало бы, с учетом тех требований, что предъявляются к современным организациям.

Пришло время развеять устаревшие и вредные мифы о работе

Устаревшие мифы и представления о природе работы и о нашем к ней отношении все еще очень широко распространены, несмотря на очевидную необходимость относиться к труду по-новому. Да, многие из нас прекрасно понимают, что пришло время развеять эти мифы и начать получать удовольствие от работы. Но когда мы требуем большего, друзья и родные из лучших побуждений советуют нам пересмотреть свои ожидания, повторяя старые пословицы вроде: «От работы кони дохнут». Или, когда мы жалуемся, что нам не доверяют принимать решения или просят делать вещи, которые противоречат нашим ценностям, окружающие говорят: «Прекрати ныть. Будь благодарен, что у тебя вообще есть работа. Делай, что тебе говорят, и все будет хорошо».

В конечном итоге, слишком многие из нас согласны с мнением, что на работе мы не можем быть до конца людьми, не можем реализовать свой потенциал и мечты. Мы стремимся к целям, которые не совпадают с нашими ценностями или надеждами на будущее. Мы соглашаемся с тем, что в нас видят исполнителей, а не людей. Со временем мы сдаемся и перестаем работать с усердием, отдаваясь работе всей душой. Мы используем часть своего интеллекта для выполнения порученной работы, но не проявляем креативность и инициативу. Мы полагаемся на свой опыт, позволяющий выполнять работу хорошо, но не учимся и не меняемся.

Такая работа — всего лишь зарабатывание денег. Она никому не нравится. В конечном счете мы либо теряем всякий интерес и дистанцируемся, либо злимся и активно вредим своим компаниям. В любом случае мы можем лишиться лучшего, что в нас есть — наших ценностей, желания делать важную работу, наших мечтаний и надежд, а также стремления выстроить хорошие отношения с начальством и коллегами. Мы подавляем в себе то, что делает нас людьми.readinglist_howtobehappyatwork_0

How to be Happy at Work

Энни Мак-Ки

Harvard Business Review Press, 2017 г.