Speakers Night: Анатолий Чубайс

Запись лекции Анатилия Чубайса в бизнес-школе СКОЛКОВО, 17 ноября 2017.

Коллеги из Сравни.ru подготовили емкую подборку тезисов по итогам выступления Анатолия Борисовича.

О «Роснано»

В некотором смысле мы с моим другом Германом Грефом поделили инновационный рынок пополам. Он фокусируется на блокчейне, big data, machine learning, искусственном интеллекте — всём том, что в виртуальной реальности. А мы [«Роснано» — здесь и далее прим. Сравни.ру] стоим на земле и инвестируем в реальное производство.

С 2011 года «Роснано» не получила ни одного рубля бюджетных средств. Единственный вид господдержки называется «госгарантии», под которые мы идём на рынок, к банкам, к Герману Грефу.

Наша самая большая неудача — проект по строительству завода в Иркутской области по производству поликремния. За время строительства цена на поликремний упала с $400 за тонну до $20. Это был весьма болезненный урок.

О новых технологиях

Проекты, соинвесторами которых является «Роснано», работают в шести технологических кластерах: наноэлектроника и фотоника, покрытия и модификация поверхности, новые материалы, нанофармацевтика, ядерная медицина и солнечная энергетика. Эти кластеры создавались с 2007 года.

[О потенциале ветроэнергетики в России]: Я ругался недавно с Германом Грефом, который говорил, что ветер у нас может дуть только в карманах. Мой ответ: а вот и нет.

Кластеры, которые будут созданы в российской наноиндустрии в течение 10 лет: ветроэнергетика, переработка в энергию твёрдых бытовых отходов, гибкая электроника, промышленное хранение электроэнергии и наномодифицированные материалы (углеродные нанотрубки).

Объём российской наноиндустрии в целом — 1,2 трлн рублей. И далеко не все наши. Через 10 лет эта цифра может вырасти до 4,4 трлн рублей.

Я глубоко убеждён, что через 50 лет чёрная металлургия никуда не денется. И при всём этом хайпе рождения новых технологий, в том числе цифровых, базовые вещи имеют не меньшее значение.

О санкциях

Очевидно, есть негативное влияние санкций на наши проекты. В некоторых из них мы получили достаточно ощутимый технологический удар. Тем не менее, не назову ни одного нашего проекта, который рухнул бы из-за санкций.

Мне представляется, что масштаб влияния санкций ещё глубже. Есть вещи, которые не измеряются в штуках и проектах — атмосфера, возможность контрактов, взаимодействие, коллаборации. Вся эта история существенно сжалась [из-за санкций].

Инновации — это самый уязвимый сектор экономики. Любой из наших проектов можно уничтожить за сутки.

Имеет ли значение поворот на Восток? У нас просто выбора не было. Когда перед носом дверь захлопнулась, мы сказали «ой» и пошли в Азию.

К импортозамещению я отношусь серьёзно. И в отличие от моих либеральных единомышленников считаю, что это абсолютно работоспособный инструмент поддержки российского бизнеса.

О личных инвестициях

У меня есть два правила инвестиций. Во-первых, это классический подход. Есть высокий риск — высокая доходность, низкий риск — низкая доходность. Нужно правильно структурировать портфель, исходя из уровня собственной агрессивности и отвязности.

А во-вторых, это понимание предмета. Вот я нифига не понимаю блокчейн. Учиться ему буду, а инвестировать — нет.

У нас [в «Роснано»] есть значительная часть технологий, в которые я абсолютно верю и хотел бы инвестировать. Я вижу, что там произойдёт в следующие 10 лет.

О себе

Если бы мне было 25–30 лет, чем бы я занялся? Точно не приватизацией, а наноиндустрией.

В приватизации задача стояла в том, чтобы победить. Это интересное развлечение, но кроме него важно подумать и что-то попытаться создать. В этом смысле мою нынешнюю работу я считаю одним из самых интересных видов работ, которые мне приходилось делать.

Я считаю, что Илон Маск — гений. В любой момент времени он может грохнуться с диким треском, и сотни тысяч недоброжелателей скажут: «Мы же говорили! Посмотрите на него, у него один квартал доходный в Tesla за 10 лет, его SpaceX весь на заказах Пентагона». А может быть ровно наоборот.

Моя любимая книга? Я считаю очень значимым произведением «Атлант расправил плечи» [автора Айн Рэнд]. По описанию предпринимательского духа это совершенно великолепная, важнейшая книга, которую можно не любить, но прочитать совершенно необходимо. Ещё я очень люблю Шукшина. Он в своё время сыграл в моей жизни большую роль.

Записала Анна Афонина, сравни.ру