Новая старость: учиться и работать в любом возрасте

Почему после шестидесяти не поздно учиться, а может быть, даже самое время — объясняет профессор бизнес-школы СКОЛКОВО Елизавета Ивановна Садова.

Мир неуклонно движется к демографической пропасти: то, что социологи называют «старением» населения, в статистике — «увеличение продолжительности жизни». У нас в стране она растёт довольно медленно — с 69,2 лет в 1990 году до 71,87 в 2016 году. По данным Росстата, доля населения в возрасте старше 60 лет в 2017 году составит 19,4%, а к 2020 году — вырастет до 20,7% от общего числа жителей. Медицина, качественные продукты питания и забота о здоровье увеличивают срок жизни по всей Земле. Парадокс в том, что ни в одной стране, по моим наблюдениям, так и не научились извлекать из этого пользу. А сделать это нужно: пенсионный возраст станут поднимать во всех странах, и нам придётся отказаться от своих стереотипов.

Количество молодых и пожилых людей сравняется

В будущем молодых людей станет меньше: сейчас на каждого пенсионера в России приходится около 1,5 работающих, а примерно к 2030 году их количество сравняется — пенсионеров будет столько же, сколько и экономически активного населения. Правительства разных стран повышают пенсионный возраст, и эти меры вызывают недовольство в обществе: «Как же так, у нас отнимают право на заслуженный отдых!». При этом люди не загадывают, что будут делать, когда выйдут на пенсию. В итоге большинство пенсионеров сидят перед телевизором, ждут прибавки пенсии в 200 рублей и ругают молодёжь.

Такая ситуация, с поправками на особенности менталитета, во всем мире: сотрудников за 60 лет стараются проводить на пенсию. Устроиться в таком возрасте на новую работу почти невозможно. Негласный возрастной ценз («требуются сотрудники до 45 лет») — действует и в России, и в Европе, и США. Это легко объяснить: корпорациям нужны молодые и здоровые люди, готовые готовы по 12 часов работать, взбираясь по карьерной лестнице. Мою подругу Шер, профессора социологии в США, отправили в университете на пенсию в 67 лет. Руководители вуза посчитали, что она уже не в состоянии конкурировать с молодыми преподавателями. Но ни одна корпорация не в состоянии вытащить мир из демографической ямы. Поэтому волей-неволей придётся принять новую реальность и перестать делать ставку исключительно на молодых.

В конце концов, мы перестанем считать происходящее «демографическим спадом», поймём, что нельзя списывать со счетов людей зрелого возраста. И найдём для них место

Самые продвинутые страны уже занимаются этим. В Великобритании действует программа по увеличению доли работающих сотрудников старше 65 лет. Сейчас их более полумиллиона и показатель только растёт. В Сингапуре власти субсидируют компании, в штате которых сотрудники старше 60 лет (размер субсидии для фонда оплаты труда зависит от возраста сотрудников). Они стараются изменить существующие в обществе стереотипы: признать право на активную жизнь людей серебряного возраста.

В России к этому ещё не пришли. Но радует, что у нас уже задумываются над этим вопросом: так, например в Москве и Санкт-Петербурге работает Межрегиональный ресурсный центр «Серебряный возраст», которые организовал программы обучения по разным направлениям. В прошлом году в России заработал портал «50 плюс», публикующий вакансии для людей старшего поколения. Постепенно меняется отношение к людям старшего возраста и у работодателей. По данным исследования компании HeadHunter, 33% работодателей в России нанимают людей пенсионного возраста. Более половины отметили, что при приёме на работу для них важна квалификация соискателя, а не его возраст. По данным Morgan Stanley, в 2005 году доля работающих россиян 55–64 лет составляла 13% экономически активного населения, а в 2016 году — уже 22%. Но это пока только начало.

Как готовиться к активной старости

Не стоит надеяться, что правительство запустит специальные программы по увеличению занятости людей серебряного возраста. Бессмысленно и непродуктивно ждать каких-либо действий. С проблемой занятости и увеличения времени активной жизни общество способно справиться самостоятельно. Что для этого нужно?

Людям, которые близки к пенсионному возрасту, стоит занять активную позицию и задуматься: а что они будут делать после того, как их всё же попросят уйти с работы? Если начать думать об этом уже на пенсии, то, скорее всего, ни к чему не придёшь. При этом надо понимать, что жизнь не закончилась и сейчас есть все возможности не доживать, а вспомнить о своих старых мечтах или поставить новые цели — и добиваться их.

Самое страшное для людей на пенсии — спрятаться в своём коконе и смириться с закостенелостью возраста. Чтобы отказаться от модели «жизнь окончена и надо копить на похороны» — нужна сильная внутренняя мотивация. Первый шаг самый сложный — сформулировать и поставить себе достижимую и вполне конкретную цель. Такую цель можно найти, задав себе один-единственный вопрос: «Что я так хотел сделать в жизни, да так и не сделал?». В чём человек себе отказывал? Может, в молодости он хотел стать художником, а по совету родителей стал юристом? Значит, сейчас самое время записаться на курсы и купить мольберт! Ещё можно спросить себя, на какую тему вы могли бы прочитать 100 книг — и это не наскучит. Моя хорошая приятельница, когда поняла, что читает только книги о старой Москве, исторических памятниках, известных людях, живших и творивших в нашем городе, окончила курсы экскурсоводов и сейчас с упоением водит экскурсионные группы, не чувствуя ни возраста, ни усталости.

Каждый раз вспоминаю известную фразу: «Цель — это мечта, которая должна осуществиться к точно назначенному сроку». Не беда, что сроки прошли — надо вспомнить о мечте

И ещё: надо перестать ждать озарения: «Вот это моё дело!». Скорее всего, такого инсайта не будет. Лучше выбрать самое близкое по духу дело, и продолжать заниматься им, даже через «не хочу», хотя бы на протяжении трех недель. За этот срок вы точно поймёте, стоит ли продолжать.

Чтобы вывести свои мечты из области фантазий нужно получить знания в новой сфере. Это может быть искусство или программирование, игра на биржах с криптовалютами или садоводство. Всё равно — придётся пойти учиться. И это на самом деле прекрасно. Надо выбрать направление и узнать, где можно получить образование. Осуществление мечты привносит в нашу жизнь смысл. А постоянная работа мозга во время учёбы тонизирует организм. Не случайно в Израиле некоторым больным прописывают в качестве дополнительного лекарства обучающие курсы.

Не нужно создавать отдельные университеты или программы для людей старшего возраста. Достаточно будет, если им разрешат быть вольными слушателями в вузах — с правом не сдавать выпускные экзамены. Это необычно для России: у нас люди сильно разделены по возрасту, и старшему поколению странно находиться рядом с молодыми в одной аудитории. Я уверена, что мы быстро сможем справиться с этим стереотипом. У нас в бизнес-школе «Сколково» учились по специально разработанной программе сотрудники крупной корпорации. Мы решили не делить их по возрасту — и посадили за один стол молодых руководителей, и людей, которым было за пятьдесят (в основном это были директора заводов из регионов). Примерно неделю они смотрели друг на друга как жители разных планет. «Мы не понимаем, о чём они говорят», — жаловались люди старшего поколения. «Они из другого времени», — говорила молодёжь. К концу курса они расставались со слезами на глазах и благодарили за новый опыт общения.

Цифровая эпоха заставляет нас быть гибкими и мобильными в любом возрасте. Чтобы не отправиться на скамейку запасных доживать свой век, мы должны, как говорят, постоянно быть в тренде. Мозг пластичен и восприимчив в любом возрасте, а хорошая память может сохраняться и в 70 лет. Как в зрелом возрасте принять такой стиль жизни? Этому тоже надо учиться — самому или в компании других людей. Бежать марафон намного легче вместе.

Оригинал публикации — на сайте mel.fm.