10 трендов будущего образования

Эксперты Центра образовательных разработок бизнес-школы СКОЛКОВО подготовили обзор нового отчета NMC Horizon о будущем высшего образования на ближайшие пять лет.

Неопределенность — чуть ли не любимое слово всех общественных дискуссий последнего года. Представители бизнеса, государственной власти и общественных организаций в один голос твердят о бессмысленности долгосрочного планирования и «завязанных глазах» при решении тактических задач. Неопределенность добралась до сферы высшего образования – и исследователи всего мира пытаются нащупать тренды, которые определят направления развития.

В помощь университетам всего мира NMC Horizon подготовили отчет «Высшее образование – 2017», в котором проведен анализ влияния новых методик и технологий на систему высшего образования в ближайшие пять лет. Отчеты NMC (The New Media Centers) выпускаются с 2002 года и признаются учеными и практиками всего мира.

Центр образовательных разработок бизнес-школы СКОЛКОВО перевел отчет 2017 года для русскоязычной аудитории и сделал обзор десяти ключевых тенденций преобразований в образовательной сфере.

  1. Внедрение прогрессивных методов обучения требует культурной трансформации.

До начала этого столетия считалось, что ключевые фигуры в жизни университетов – это преподаватели, но с наступлением новой эпохи произошла смена вектора на удовлетворение потребностей студентов и стимулирования их успешности. Структура университета должна быть построена таким образом, чтобы она способствовала обмену новыми идеями, выявлению успешных кейсов внутри кампуса и за его пределами, чтобы развивать и применять их на практике.

Вся деятельность университета должна быть направлена на становление успешной личности студента. Для этого, как считают исследователи, нужно определить четкие цели и задачи, создать необходимые организационные структуры поддержки, проводить подготовку преподавателей по цифровым технологиям в педагогике, пересмотреть учебные планы и системы оценки студентов.

  1. Обучение студентов реальным практическим навыкам поможет им в дальнейшем трудоустройстве, а также позволит повысить профессиональную квалификацию.

Поступая в университет, студенты рассчитывают на то, что высшее образование поможет им получить достойную работу по профессии и необходимое количество знаний для карьерного роста. Однако ситуация со вчерашними выпускниками вузов говорит об обратном. По данным выборочного наблюдения Росстата, проведенного в 2016 году, безработица среди выпускников вузов 2015 года в пять раз больше безработицы по стране в целом.

Исследователи NMC обращают внимание, что это сигнал вузам о необходимости кардинально пересматривать образовательную программу, акцентировать свое внимание на передаче более глубоких теоретических знаний студентам, а также уделять значительное внимание практике с использованием современных технологии.

  1. Сотрудничество — ключевой фактор распространения эффективных решений.

Одной из ключевых особенностей университета мирового уровня является его способность к сотрудничеству на глобальном рынке. Массовизация и клиентоориентированность высшего образования привели к серьезной конкуренции среди университетов, а глобализация образования стала основой для формирования стратегических альянсов между несколькими университетами из разных стран. В настоящее время мы наблюдаем, как складываются кооперации университетов, фомируются альянсы, которые помогают им занимать выигрышные позиции на мировом рынке образовательных услуг.

Многие университеты вступают в кооперацию не только с иностранными высшими учебными заведениями (например, междисциплинарный исследовательский проект Университета Копенгагена и представителей из Германии, Китая, США и Дании по вопросам молекулярного предсказания риска заболевания раком и его прогрессии или меморандум о взаимопонимании по научно-исследовательскому сотрудничеству между НИУ-ВШЭ и Сеульским национальным университетом (СНУ)), но также находят партнеров внутри страны. Хороший пример такого странового альянса — комитет по институциональному сотрудничеству, который включает в себя 12 исследовательских университетов Среднего Запада США (University of Chicago; University of Illinois; Indiana University; University of Iowa; University of Michigan; Michigan State University; University of Minnesota; Northwestern University; Ohio State University; Pennsylvania State University; Purdue University; University of Wisconsin-Madison).

  1. Несмотря на широкое распространение технологий и материалов для онлайн-обучения, они по-прежнему доступны не для всех.

Ключевой проблемой во всем мире, включая Россию, является то, что не все группы населения имеют одинаковый доступ к Интернету и могут быть ограничены в возможностях своего развития. По данным Международного союза электросвязи, интернетом пользуется 47,9% населения Земли.

Наибольшее количество человек, имеющих доступ в интернет, традиционно приходится на развитые страны (81%), в развивающихся странах это число составляет 40%, в наименее развитых странах — только 15%. В Российской Федерации доступ к Интернету имеют 59,6% населения (87,5 млн человек).

Еще один важный фактор – скорость передачи данных. Только 12 человек из 100 в России имеют доступ к высокоскоростному интернету, что в 2,5 раза меньше, чем в США (основано на данных платформы Google Public Data Explorer; статистика показателей ИКТ, собранная МСЭ в 200 странах мира за период с 1960 по 2013 годы). Ситуация еще хуже в Африке, странах Азиатско-Тихоокеанского региона, Северной и Южной Америки и Арабского региона, где скорость предоставления интернета колеблется около 2 Мбит/с.

  1. Необходимо создание процессов для оценки навыков на индивидуальном уровне.

Университеты меняются, повышая свою гибкость в соответствии с запросами рынка труда. Индивидуализация образования является неотъемлемой частью этого процесса. NMC указывает, что первый шаг – это создание персонифицированной оценки результатов обучения. Она дает возможность получить более четкую картину того, что студенты должны знать для получения тех или иных навыков и компетенций. Наиболее востребованными навыками будущего будут профессионально-технические навыки, навыки творческого потенциала и навыки критического мышления учащихся; разработка критериев оценки таких навыков является первоочередной задачей для вузов.

В настоящее время в мировой практике существует уже ряд успешно реализованных проектов в сфере оценки навыков на индивидуальном уровне. Stanford’s Lytics Lab – один из примеров успешного внедрения эмпирических исследований для лучшего понимания динамики развития студентов. Open-Learning Initiative Университета Карнеги-Меллона и Check-My-Activity-Tool of the Мэрилендского университета в Колледж-Парке являются также двумя примерами перспективных разработок, позволяющих студентам контролировать свою собственную производительность.

  1. Для того чтобы свободно чувствовать себя в цифровом мире, недостаточно просто уметь пользоваться технологиями.

В истории человечества до сих пор не наблюдалось большее влияние на поведение и идентификацию индивида, независимо от страны или культуры, чем совокупный эффект цифровых технологий. Последствия этого сдвига в обществе огромны и, в частности, являются основоположниками ключевых изменений в жизнедеятельности человека.

Но в мире цифровых и технологических возможностей недостаточно уметь пользоваться технологиями, важно понимать, как с помощью технологий можно улучшить свою жизнь, повысить профессиональные возможности и качественно выполнять свою работу. Вузам необходимо развивать у слушателей глубокое понимание цифровых сред, способность интуитивно адаптироваться к новым условиям и создавать новый контент.

Научить студентов жить в эпоху быстроразвивающихся цифровых технологий, впрочем, как и самим понять свою стратегию поведения в цифровом мире – это один из самых сложных вызовов для руководителей высшей школы.

  1. Эффективность онлайн-обучения, а также мобильного и смешанного обучения не подлежит сомнению.

Онлайн образование является величайшим открытием в сфере высшего образования. В то время как университеты соревнуются за каждого студента, образовательные платформы набирают миллионы слушателей. По результатам исследования Class Central в 2016 году образовательные платформы были представлены более чем 700 университетами, 6850 курсами, а проходили обучение на них 58 миллионов студентов. Согласно сайту College Data, средний университет насчитывает от 5000 до 15000-20000 студентов, образовательная платформа Coursera – 23 миллиона студентов, EdX – 10 миллионов, XuetangX (первая не англоязычная платформа, вошедшая в топ-5 ведущих МООС в мире) – 6 миллионов, FutureLearn – 5,3 миллиона, Udacity – 4 миллиона.

Конкурировать с МООС университетам абсолютно бесполезно. Онлайн курсы дают возможность студентам выбирать то, что им нравится, и получать знания за короткий промежуток времени, в любом месте, за меньшие деньги. Также онлайн обучение дает чувство свободы и контроля над процессом своего развития, что является одним из ключевых мотиваторов в получении желаемого результата. Именно поэтому университеты должны включить в образовательный процесс возможность интеграции МООС с учебным планом. Мы уже видим очень интересные разработки, ориентированные на еще пока неохваченные образовательные рынки на примере Федеральной политехнической школы в Лозанне, которая стала инициатором создания MOOC для франкоязычных стран Африки; участие испанского портала Miriada X в Латинской Америке и «Глобализация OpenupEd», в рамках которой EADTU и ЮНЕСКО сотрудничают с африканскими и азиатскими учреждениями в целях создания инициатив OpenupEd в Африке и Азии.

Смешанное образование в университете до сих пор находится под вопросом. Однако в 2016 году Имперский колледж Лондона дал начало предположению, что смешанное обучение может стать будущим высшего образования. Суть программы заключалась в том, что магистры инженерного факультета, начиная с последнего семестра, берут онлайн курсы по бизнесу. Наряду с тем, что идея МООС не нова, обучение на онлайн курсах физически присутствующих в университете студентов было революционным решением. По словам Дэвида Лефевра, руководителя подразделения технологии образования, эта была не первая попытка привлечь инженеров в сферу бизнеса посредством МООС. Первая, проводимая пять лет назад, потерпела поражение, так как технологии и курс не были достаточно разработаны. В настоящее время пилотная программа была ограничена студентами-инженерами, однако при успешном внедрении данная практика будет расширена на студентов естественнонаучных специальностей, бизнеса и медицины.

Наличие в университете таких передовых технологических решений, как онлайн образование, смешанное и мобильное обучение по сути является ключевым фактором успешности вуза. Если в университете отсутствует эффективная стратегия по интеграции этих подходов, можно говорить о том, что у такого вуза нет будущего. Вместе с тем, необходимо вести мониторинг влияния образовательных технологий на результаты обучения, который покажет результативность каждой из них в конкретной ситуации.

  1. Образовательные экосистемы должны быть достаточно гибкими, чтобы воспринимать совершенно новые методы обучения.

Эффективная интеграция технологий в образовательный процесс положительно влияет на динамику развития студентов и стимулирует интерес к получению знаний. Однако для внедрения технологий и новых методов обучения должна быть подготовлена правильная среда.

Преподаватели, пользующиеся средствами и платформами наподобие систем управления обучением, часто стремятся придумать новое сочетание различных компонентов учебного процесса, например, открытого контента или образовательных приложений. Ключевой проблемой здесь становится неготовность образовательной системы к принятию новых методов обучения. Как одно из возможных решений — создание гибкой образовательной среды, в которой будет место творческому началу преподавательской деятельности.

  1. Высшее образование — превосходная среда для разработки более интуитивных компьютеров.

Университеты по-прежнему являются идеальным местом для продуцирования знаний и новых открытий. По мере распространения искусственного интеллекта и естественных пользовательских интерфейсов, на базе вузов разрабатывают алгоритмы машинного обучения и тактильные устройства, реагирующие на прикосновение, что определяет их лидирующие позиции в исследовательской деятельности.

Например, Техасский вычислительный центр на базе Техасского университета в Остине, реализует глобальный проект по созданию суперкомпьютера (Stampede2), решающего проблемы и ускоряющего поиск таким образом, каким традиционными экспериментами их достичь невозможно. Он помогает ученым исследовать проблемы, которые слишком обширны (например, черные дыры), слишком малы (например, ДНК) и слишком опасны (например, ураганы).

Stampede2 был представлен 28 июля 2017 года и сразу был назван самым мощным суперкомпьютером на территории академических институций в США, а также занял 12-е место в мировом рейтинге. Его мощность достигает 100000 настольных компьютеров.

  1. Непрерывное обучение — основа высшего образования.

Страны, стремящиеся к формированию наукоемкого общества и конкурентоспособной экономики, как никогда озабочены необходимостью постоянного обновления знаний у населения, повышения квалификации сотрудников, расширения возможностей профессионального развития. Это вопрос тесной кооперации университетов и корпораций. Одним из таких примеров служит сотрудничество Starbucks с Университетом штата Аризона в разработке онлайн-курсов для своих сотрудников. AT&T и Udacity создали «нано-степень»: короткий, целенаправленный курс, формирующий набор знаний и навыков, необходимых для позиций начального уровня в компании. Таких примеров – тысячи во всех странах. Как указывают исследователи NMC, одним из вызовов системы lifelong learning будет разработка стимулов для обучения не только студентов, но также преподавателей и сотрудников всех организаций.

 

Авторы статьи:

Ольга Назайкинская, директор Центра образовательных разработок бизнес-школы СКОЛКОВО

Наталия Овчинникова, старший аналитик Центра образовательных разработок бизнес-школы СКОЛКОВО