Городская жизнестойкость на службе у бизнеса

Эксперт Центра городских исследований СКОЛКОВО Анна Савина рассказывает о концепци резилентного развития городов и возможностях, которые этот подход предоставляет для бизнеса.

На первый взгляд урбанистика и предпринимательская среда существуют в разных плоскостях, однако понимание города как сложной, многоуровневой системы объединяет эти плоскости в одну фигуру. На деле интересы бизнеса во многом переплетаются со стратегическими целями городских властей, и это касается не только экономической эффективности. К примеру, управление рисками — задача, выходящая далеко за рамки внутренних процессов предприятия. Это связано с тем, что производство в частом секторе неизбежно зависит от внешней, в том числе городской, конъюнктуры.

Одной из точек соприкосновения является городская жизнестойкость или т.н. резилентность (от «urban resilience») — концепция городского развития, основанная на принципах адаптации к рискам, это способность всех городских систем, сообществ, институтов, бизнеса, людей преодолевать угрозы, адаптироваться и восстанавливаться независимо от характера риска. Резилентность это не просто красивая концепция, это рациональный стратегический выбор и реальные выгоды. С одной стороны превентивные и адаптационные меры позволяют легче переживать кризисные ситуации. А с другой — это новая парадигма отношений и связей, которые открывают возможности и экономические преимущества для бизнеса.

Как это работает

Джудит Родин, президент Фонда Рокфеллера, в своей книге «The Resilience Dividend», приводит пример успешного стратегического хода: пивоваренная компания SABMiller добилась экономии в $4 млн в год, пользуясь концепцией резилентного развития. На одном из своих предприятий, компания столкнулась с резким ростом цен на воду от местного поставщика. Как выяснилось, вода дорожала из-за молочных ферм, стоящих выше по течению реки: освобождая землю под новые пастбища, фермеры спровоцировали эрозию берегов, в результате осадок увеличил нагрузку на очистные сооружения, и цены на воду взлетели.

51E97TOHW+L._SY344_BO1,204,203,200_SABMiller совместно с водоснабжающей компанией и природоохранной организацией разработали для фермеров новые условия ведения хозяйства, к примеру, переход на высокопродуктивные породы коров. За счет этого исчезла необходимость в новых пастбищах. В свою очередь фермы обязались сохранять прибрежные территории, тем самым защитив не только производство SABMiller, но и всю речную экосистему. Плюс, молочное производство стало работать эффективнее.

Любое производство зависит от среды, поэтому адаптация это общий интерес для всех участников системы, будь то один бассейн реки, улица или город. Такие гиганты как IKEA уже давно демонстрируют целесообразность адаптации на всех уровнях развития компании, начиная с конструкции каждого отдельного магазина и заканчивая проектами целых поселений.

Специальное устройство здания на восточном берегу США позволило IKEA пережить ураган Сэнди в 2012 году с минимальными потерями, так как первый этаж был отведен парковке, и вода прошла сквозь здание, не повредив товары и основную зону магазина. Впоследствии IKEA стала одним из главных доноров в ходе восстановления и помощи пострадавшим.

Помимо этого, компания заинтересована в развитии локальных сообществ. Уже был представлен проект создания резилентной городской зоны для восточного Лондона. Также IKEA занимается такими проблемами как помощь беженцам и создание условий для жизни в неблагополучных районах. Это важно не только с точки зрения нравственного облика компании, но и с точки зрения связи социального контекста с потребительским поведением.

Россия: большие угрозы и большие возможности

Для российских городов наиболее очевидны природные риски: регулярные затопления, немилости резко-континентального климата, экстремально низкие температуры в арктических широтах и т.д. При любых условиях в интересах любого предприятия обеспечить безопасность физических объектов, застраховать производство, подготовить сотрудников и сохранить клиентов. Чем больше предприятий адаптируются к локальным угрозам, тем быстрее город сможет оправиться от шока.

Спустя год после Олимпийских игр в Сочи туриндустрия Краснодарского края перенесла серьезное потрясение в результате наводнения: в зоне подтопления оказались рекреационные зоны с десятками отелей, и далеко не все из них смогли обеспечить посетителям безопасный отдых. В тоже время высокогорные курорты, как «Роза Хутор», не пострадавшие от стихии, лишились посетителей из-за размытых дорог. Очевидно, жизнестойкость городской инфраструктуры напрямую связана с интересами бизнеса, поэтому инвестиции в инфраструктуру — дальновидное решение за рамками коммерческих интересов.

Большой потенциал в этом плане имеют государственно-частные партнерства (ГЧП). С точки зрения властей это способ привлечь частный капитал, снизить давление на бюджет, повысить качество управления проектом, тогда как для бизнеса ГЧП — это прямая поддержка государства и доступ к новым, неконкурентным сферам. Такой вид партнерства характерен для масштабных инфраструктурных проектов, однако такие области как здравоохранение, образование, культура несут в себе огромный нераскрытый потенциал сотрудничества.

Более продвинутый подход к управлению городскими рисками включает в партнерство еще один элемент — горожан. Участие сообществ необходимо, в первую очередь когда речь идет об общественно-ориентированных проектах, поскольку человек является конечным потребителем и главным заинтересованным лицом любого производства.

Резилентные технологии

Отдельной строчкой можно выделить IT-разработчиков как агентов городской жизнестойкости. Поскольку многие проблемы городского развития решаются технологически, сейчас в России набирает популярность идея «умного города» и управления «большими данными». С точки зрения резилентности, они снижают риски от стрессовых явлений, характерные для крупных городов. К примеру, мобильные приложения, позволяющие в реальном времени прокладывать маршрут с учетом загруженности дорог, расписания общественного транспорта и стоимости поездки и других параметров, повышают эффективность транспортной системы за счет индивидуальных решений каждого пользователя: транспортные потоки распределяются без дополнительного регулирования. Системы датчиков, видеонаблюдения, оповещения — всё это снижает нагрузку на государственный бюджет, повышая при этом безопасность. Без сомнения, интерес российских городов к «умным» технологиям — позитивный тренд, но надо понимать, что «умный» ещё не значит «жизнестойкий». Остается нераскрытым резилентный потенциал этих технологий.

Растущая «экономика обмена», в т.ч. набирающие популярность каршеринговые серивисы, рушат привычные законы мобильности и представления горожан о необходимости приобретения личного транспорта. Это явление, отвечающее истинным запросам людей, вызовам транспортной системы, экологии и жизнеспособности городской системы в целом. При этом, Делимобиль, Blablacar и другие шеринговые компании — не столько социальное предпринимательство, сколько дальновидные проекты, которым удалось нащупать потребности города в долгосрочной перспективе.

Финансовые механизмы

Опыт многих городов, занимающихся вопросами жизнестойкости, подтверждает важность финансовой сферы в стратегическом планировании и управлении рисками. Растет спрос на инновационные подходы к финансированию специальных городских проектов, необходимы новые, доступные варианты страхования. К примеру, упрощенный доступ к страховым ресурсам может решить проблему колоссальных расходов городского бюджета на восстановление после экстремальных природных явлений. Рынок финансовых услуг — еще одно непаханое поле в контексте резилентного развития российских городов.

В России основной механизм восстановления после стихийных бедствий — компенсационные выплаты из бюджетных резервов. Однако гранты пострадавшим — населению и бизнесу — не всегда могут решить проблему. Возникает запрос на более гибкие механизмы, к примеру, микрокредитование. Помимо этого в зонах с высоким природным риском используют специальные «катастрофные облигации» на случай стихийного бедствия. Так почему бы не использовать такие механизмы и в России, где больше половины городов регулярно страдает от наводнений?

Простор для роста

Резилентность — это понятие, релевантное для всех аспектов городской жизни, поэтому возможности развития в этом направлении практически безграничны. Продвигая принципы городской резилентности, предприятие создает себе прочную платформу для стратегического развития. Конечно, просчитать все риски и эффекты от адаптационных мер крайне сложно. Тем не менее в интересах любой компании — найти уязвимые места, создать запрос и получить конкурентное преимущество, как это сделали в SABMiller, IKEA, Blablacar и другие. В России, однако, ключевая проблема заключается в том, что концепцию жизнеустойчивости не применяют в городском управлении. Отсутствует система стимулов для включения частного сектора, а значит, необходима инициатива со стороны бизнеса. Остается открытым вопрос: кто в России станет пионером резилентного развития?

1a5dbf4d-36a9-4675-a761-a936a03bb9c4

 

Автор статьи:
Анна Савина, аналитик Центра городских исследований бизнес-школы Сколково, занимается вопросами жизнестойкости городов и проблемами применения концепции резилентности в России.