Как развиваются онлайн-сервисы в российских регионах

Краткий обзор исследования IEMS о новом тренде локального интернета и о спросе и предложении в сфере онлайн-сервисов в российских регионах.

Долгое время считалось, что интернет по определению отвергает саму идею локальности. Не всё ли равно, находится ли собеседник в Skype в Австралии или Колумбии, откуда управляется любимая группа в Facebook — из Нью-Йорка или Мумбая, или откуда доставлена покупка в Alibaba — из Шанхая или Момбасы? Само свойство «паутины» быть всемирной кардинальным образом меняло жизнь. Параллельно, конечно, существовал физический мир, в котором люди пользовались транспортом, чтобы доехать до работы, заходили в отделение банка, делали покупки в ближайшем супермаркете и время от времени посещали стоматолога — всё это без какого-либо контакта с цифровым миром.

Теперь цифра начинает менять физическую реальность в нашем ближайшем окружении. Мы можем отслеживать маршрут нужного автобуса с учётом реальной дорожной ситуации, получать банковские услуги на дому, заказывать доставку продуктов домой по мобильному телефону — как раз ко времени возвращения от стоматолога. Увы, посещения стоматологов продолжают быть частью физической реальности. Хотя теперь этот визит можно совместить с сеансом виртуального банкинга.

«Гиперлокальный интернет» становится новым важным трендом в электронной торговле и услугах. Смысл его состоит в том, что покупатели и продавцы, расположенные очень близко друг к другу в физическом мире, находят друг друга с помощью цифровых платформ. Что это даёт обеим сторонам сделки? Теоретически они получают возможность кардинально оптимизировать управление временем, извлечь максимум из конкретного момента. Таксист подхватывает именно ближайшего пассажира, магазин собирает заказ, который покупатель заберёт по дороге с работы домой, банковская карта или страховой полис доставляются на дом — во всех этих случаях сберегается время и усилия. И покупатель, и продавец могут получить больше при меньших затратах.

Такой подход приобретает растущую популярность во всём мире, особенно на развивающихся рынках, где цифровые технологии помогают преодолевать недостатки инфраструктуры и несовершенство экосистем бизнеса. Однако для того, чтобы достигнуть наибольшего эффекта цифровой гиперлокальности, необходимо выполнить два ключевых условия. Во-первых — и прежде всего, — бизнесу и потребителям необходим доступ в интернет достаточной надёжности и пропускной способности. И, во-вторых, необходима сформировавшаяся привычка к использованию цифровых систем. Именно она обеспечивает то, что на языке теоретиков называется «сетевым эффектом»: чем больше участников в сети, тем больше пользы получает от неё каждый участник.

В какой мере оба этих условия реализуются в России, особенно за пределами столиц? Дисбаланс развития между «центром» и «регионами» является характерной особенностью страны: Москва играет необычно значимую по мировым меркам роль не только в политике, но и в экономике, и бизнесе. В столице расположены штаб-квартиры 18 из 20 крупнейших российских компаний и 14 из 15 крупнейших банков, в результате в ней сосредоточены 80 процентов финансовых активов страны (при доле в ВВП около 20 процентов и менее 10 процентов населения России). Имеем ли мы сопоставимую картину в распределении использования интернета и проникновения цифрового бизнеса?

Чтобы изучить этот вопрос, Московская школа управления СКОЛКОВО инициировала исследовательский проект «Индекс цифровой жизни российских регионов». Этим исследованием мы хотели не просто сравнить установленную мощность интернет-соединения или процент населения, пользующийся сетью. Мы поставили себе задачу изучить степень цифровизации ключевых аспектов повседневной городской жизни: транспорта, финансов, торговли, образования, здравоохранения, медиа и администрации. После сбора и анализа большого объёма данных получилась интересная и выпуклая картина цифровой жизни 15 крупнейших российских городов с населением более одного миллиона человек.


Краткое пояснение по методологии:
Данные по спросу основаны на анализе соответствующих поисковых запросов в системах Google и «Яндекс» и анализе активности в социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир» и Facebook в расчёте на тысячу человек населения города. Данные по предложению включали анализ функциональности (количество услуг, эффективность интерфейса) соответствующих сайтов и приложений, наличие отделений банков с лучшими интернет- и мобильными приложениями, пунктов выдачи заказов ключевых онлайн-магазинов, онлайн-курсов (Massive Open Online Courses, MOOC) в местных университетах и наличие и функциональность цифровых расписаний общественного транспорта. Данные нормализовались отдельно по каждому измерению таким образом, что «1» соответствует максимальному значению в выборке, а «0» — минимальному (то есть не означает полного отсутствия в регионе цифрового спроса или предложения по наблюдаемому измерению). 


Даже простой расчёт индекса принёс сюрпризы: ни Москва, ни Санкт-Петербург не стали цифровой столицей страны. Ею — с заметным отрывом — оказался Екатеринбург, вероятно, благодаря развитой предпринимательской культуре, проактивной администрации и довольно высокой доле молодёжи в населении. Четвёртое место, пропустив вперёд лишь обе столицы, заняла Пермь. Да и в целом города Урала, Сибири и Средней Волги лидируют в индексе.

При этом достаточно ожидаемо города Юга разместились на нижних позициях — в силу большей консервативности в стиле жизни, потребительских моделях и культуре бизнеса. Любопытно, что нет прямой зависимости между значением Индекса и показателем проникновения интернета в регионе. Это объясняется тем, что в России в целом завершена первичная цифровизация — обеспечение физической возможности подключения к интернету для большинства населения. Процесс, происходящий сейчас, — вторая стадия цифровизации, определяемая интенсивностью использования, основанной на поведенческих моделях и привычках.

Проникновение интернета (процент населения, использующего интернет хотя бы раз в месяц) и Индекс цифровой жизни регионов:

Распределение цифрового предложения и спроса по городам достаточно неравномерно, в нём можно выделить три модели:

— «Гармоничные» города, в которых соблюдается баланс спроса и предложения: кроме Екатеринбурга и Перми, в эту группу входят Казань, Новосибирск, Челябинск и Омск, вместе формирующие «восточный» (волжско-уральско-сибирский) кластер городов;

— Неудовлетворённый спрос: Ростов-на-Дону, Уфа, Красноярск, в меньшей степени Самара, Волгоград и Нижний Новгород;

— Опережающее предложение: Москва, Санкт-Петербург и Воронеж, причём, вероятно, избыточные «мощности» столиц определяются их ролью центров федеральных систем.

Баланс цифрового предложения и спроса по регионам:

Ниже кратко рассмотрены региональные особенности цифровизации в семи аспектах городской жизни. Начнём с тех, в которых наблюдается больший баланс спроса и предложения. С этой точки зрения лидирует торговля с коэффициентом корреляции (коэффициент корреляции математическим образом показывает, демонстрируют ли два независимых набора чисел схожую динамику: Коэффициент «1» означает, что один массив растёт так же, как и второй, «0» — что между изменениями в массивах нет никакой связи, а «-1» — что их динамика противоположна. — Прим. ред.) спроса и предложения 0,5. В целом по выборке есть избыточное предложение, лишь в Уфе наблюдается некоторый неудовлетворённый спрос.

Цифровые спрос и предложение в торговле:

Очень неожиданным для исследовательской команды было открытие, что вторым измерением по степени баланса предложения и спроса является здравоохранение. За последние несколько лет отрасль получила значительные инвестиции как в государственном, так и в частном секторе, и часть их, очевидно, была использована для создания современных систем цифровых сервисов для пациентов. С другой стороны, у пациентов, в свою очередь, формируется привычка к поиску медицинских услуг в интернете, хотя, как следует из графика, она отстаёт от скорости развития на стороне предложения.

Цифровые спрос и предложение в здравоохранении:

В области медиа два столичных города полностью доминируют в национальном масштабе. Безусловно, существует значимое количество интересных региональных медийных проектов, однако ни один из них пока не преуспел в привлечении аудитории из-за пределов родного города. По этой причине большая часть регионального спроса обслуживается медийными площадками Москвы и Петербурга, тем не менее коэффициент корреляции спроса и предложения довольно высок, 0,36.

Цифровые спрос и предложение в медиа:

Последними в группе с относительным балансом спроса и предложения, с коэффициентом корреляции 0,3, оказались финансы. Здесь заметно наличие большого неудовлетворённого спроса, возможно, ведущим национальным банкам следует по-новому взглянуть на стратегии регионального развития. Екатеринбург занимает сильную лидирующую позицию, что неудивительно с учётом того факта, что из этого города произошли некоторые успешные в национальном масштабе инновационные финансовые проекты.

Цифровые спрос и предложение в финансах:

Два изученных аспекта показали относительно низкую корреляцию спроса и предложения: транспорт и образование, с коэффициентами, соответственно, 0,19 и 0,17. Особенно заметно недостаточное развитие цифровых образовательных продуктов. У региональных университетов почти нет предложения онлайн-курсов, при том, что, по мнению многих экспертов, инновации в этой области переопределят в ближайшее время глобальные подходы к образованию. Опять-таки положительным исключением из картины является Екатеринбург.

В области транспорта наблюдается развитие на стороне предложения в результате принятия Федерального закона, обязавшего оборудовать муниципальный транспорт системами геопозиционирования. Однако предложение и спрос сильно разбалансированы.

Цифровые спрос и предложение в образовании:

В самом конце списка, неприятно удивив исследователей, оказалась сфера администрирования. Коэффициент корреляции 0,09 означает, что цифровые проекты властей формируются в полном отрыве от запросов и нужд граждан. В этой области часто эффективен подход «лучше меньше, да лучше» — создание сервисов, удовлетворяющих действительно насущные потребности, а не попытки вывести в онлайн все возможные административные услуги (в ходе исследования попадались монструозные порталы, содержащие более 1500 услуг, навигация по которым была, мягко скажем, сильно затруднена). В этой области есть некоторые отрадные исключения — Москва, Петербург, Омск и Самара демонстрируют разумный баланс предложения и спроса, а также интересные конкретные решения, но в целом разумная диджитализация органов власти остаётся насущным национальным проектом.
Цифровые спрос и предложение в региональной администрации:

Однако в целом картина выглядит значительно более сбалансированной и разнообразной, чем можно было бы ожидать с учётом российской традиции отставания регионов от центра. По многим аспектам именно нестоличные города лидируют и в области спроса, и в области предложения, и многие регионы демонстрируют лучший баланс, чем Москва и Петербург. Однозначно мы имеем дело со всё более насыщенной цифровой жизнью по всей стране. Эта насыщенность чрезвычайно важна. Среди прочего мы обнаружили очень высокую степень корреляции Индекса цифровой жизни и интегрального Индекса качества жизни в регионе (рассчитывается исследовательским центром «Урбаника»), особенно сильную в отношении цифрового спроса (коэффициент 0,76). В современном мире это вряд ли может удивить: более высокое качество жизни транслируется в более высокий уровень человеческого капитала, который, в свою очередь, превращается в открытость к инновациям и изменениям. Несомненно, эта «положительная обратная связь» (она же — упомянутый ранее «сетевой эффект»: чем больше используется сеть, тем более выгодна она для участников) работает на глобальную конкурентоспособность России и её регионов, создавая основу для будущего экономического роста и социального развития.

Автор: Владимир Коровкин, руководитель направления «Цифровые исследования» Института исследований развивающихся рынков Московской школы управления СКОЛКОВО.

Оригинал статьи на английском языке — на портале Digital Russia, перевод выполнен сайтом Strelka.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *