Главные тенденции Executive Education

Мировой рынок обучения руководителей сегодня оценивается в более 70 млрд долл. США в год. В мае 2015 года издания Financial Times и The Economist рассказали о последних направлениях в области корпоративного обучения и опубликовали рейтинги ведущих бизнес-школ. Мы все прочитали и предлагаем вам краткое содержание: восемь основных тенденций в сфере Executive Education.

1. Новые конкуренты?

Традиция обучения руководителей в бизнес-школах и специализированных университетах существует очень давно — с 1956 года, когда General Electric открыла первый корпоративный университет. Однако сегодня компании-первопроходцы сталкиваются с новыми конкурентами. Фирмы, занимающиеся стратегическим консультированием, например Bain и Boston Consulting Group, предлагают расширенный список услуг, включая обучение руководителей. Рекрутинговые агентства теперь занимаются оценкой навыков и профессиональным обучением, стремясь выдержать конкуренцию с Интернетом. Издатели разрабатывают программы обучения на основе своих материалов или заключают партнерства со школами бизнеса (примером может служить союз FT и испанской бизнес-школы IESE). Даже традиционные факультеты в университетах (инженерный, юридический, медицинский) предлагают курсы управления бизнесом в соответствующих отраслях. В игру вступают стартапы в сфере высоких технологий. Майк Малефакис, заместитель декана факультета управленческого обучения в Колумбийской школе бизнеса в Нью-Йорке, замечает: «Мы наблюдаем расцвет молодых компаний, финансируемых венчурными фондами, которые верят, что будущее управленческого обучения за образовательными технологиями».

2. Создадим свой университет!

Все больше компаний вкладывают средства в собственные корпоративные университеты и внутрифирменные учреждения, призванные удовлетворять потребности головной организации в обучении и развитии сотрудников. The Economist цитирует исследование BCG, выявившее, что «количество официальных корпоративных университетов в Америке с 1997 по 2007 год удвоилось и составляет примерно 2000 учреждений». По нынешним оценкам около 4000 организаций по всему миру имеют свои корпоративные университеты и непрерывно работают над их расширением.

3. Опять «перестройка»?

Культурные изменения и управленческая «перестройка» как причины для инвестиций в обучение руководителей.
Одна из причин популярности корпоративных университетов в том, что они способствуют изменению корпоративной культуры. В качестве примера The Economist приводит компанию Unilever, которая в 2013 году потратила 65 миллионов долл. США на образовательное учреждение в Сингапуре, чтобы ввести новую культуру устойчивого развития. Financial Times отмечает, что клиенты, пользующиеся подобными услугами в США и Европе, в последнее время становятся крайне взыскательными. Вместо акцента на функциональных навыках обучение «сводится к «перестройке» руководителей: значение имеют не столько знания, сколько его способность сотрудника работать с задачами, для которых не существует готовых решений». (Центр корпоративного обучения при Дюкском университете)

4. Кто платит?

Руководители хотят обучаться по программам ведущих бизнес-школ, но для компаний, оплачивающих обучение, эти затраты не всегда окупаются. Корпоративные университеты могут предложить учебную программу для удовлетворения конкретных стратегических нужд головной организации. Но руководители, пройдя обучение по открытым программам, нередко используют новые связи и полученные сертификаты для поиска новых работодателей. Проведенный The Economist опрос студентов EMBA свидетельствует, что процент спонсируемых работодателями студентов серьезно упал — с 69% в 2005 году до 39% в этом. Несмотря на это, общий спрос на обучение по программам EMBA сократился лишь незначительно. The Economist отмечает: «Судя по всему, теперь для менеджеров, готовых платить за обучение, существует два вида образования: то, которое нужно им, и то, которое нужно их работодателю».

5. А диплом?

В основном для выпускников краткосрочных образовательных программ не предусмотрено официальной аттестации. Однако все больше руководителей, особенно в странах Азии, заинтересованы именно в сертификатах и дипломах. Выпускница одной из сертифицированных программ рассказывает FT: «После программы я прошла аттестацию и получила отметку о квалификации. Увидев ее в моем резюме, потенциальный работодатель не будет сомневаться в моей квалификации». Бизнес-школы, непосредственно относящиеся к официальным образовательным процессам, имеют все возможности, чтобы удовлетворить эту потребность студентов. Студенты французской школы INSEAD, обучающиеся по программе корпоративного управления, теперь могут по своему желанию защитить диссертацию. Уортонская школа бизнеса выдает сертификат профессионального развития (CPD) студентам, которые закончили четыре или более курса управленческого обучения. На данный момент этот сертификат получили уже несколько сотен человек.

6. Кто нас учит?

Доминик Турпин, директор швейцарской школы бизнеса IMD, убежден, что «нехватка преподавателей, способных обучать руководителей, представляет собой огромную угрозу» даже для давно зарекомендовавших себя бизнес-школ. Корпоративные университеты тщательно отбирают лучших профессоров для своих курсов. Unilever привлекает к работе преподавателей из ведущих школ, включая INSEAD и Кембриджскую школу бизнеса. Apple даже удалось привлечь на пост главы своего корпоративного университета бывшего декана Йельской школы управления.

7. Новые категории студентов — новые возможности!

Хотя среди обычных студентов бизнес-школ становится все больше молодых людей, в связи с последними изменениями многие сотрудники еще не скоро соберутся на пенсию. Вот как это комментирует FT: «В этом быстро меняющемся мире менеджеры, которые должны были уйти на пенсию в 55, теперь вынуждены остаться еще на 10–20 лет». Эти люди очень нуждаются в обучении для руководителей. Несмотря на то, что многие программы нацелены на обучение руководителей высшего звена, международные компании предпочитают более широкий подход. Из-за географического разброса возникает необходимость обучать людей на местах и на родном языке. Например, компания-производитель стали ArcelorMittal построила шесть кампусов корпоративного университета, в том числе в Украине и Южно-Африканской Республике, и в скором времени собирается открыть еще три. Английский является родным языком лишь для 15% ее сотрудников, поэтому компания решила сконцентрироваться на развитии местных кадров, а не полагаться на приезжих руководителей.

8. Онлайн или Очно?

Ценность личного общения не снижается, несмотря на растущую популярность онлайн-технологий.

Онлайн-обучение, безусловно, не только удобно, но и делает обучение доступным для более широкой аудитории. В настоящее время половина студентов Колумбийской бизнес-школы обучаются удаленно. Согласно опубликованному в Financial Times опросу 2014 года, в котором поучаствовали 990 студентов открытых программ обучения для руководителей, две трети курсов включали в себя онлайн-программы. Однако при этом студенты больше всего ценили личное общение с преподавателями и другими участниками программы. Также в результате опроса выяснилось, что влияние МООК, массовых открытых онлайн-курсов, на популярность традиционных университетских программ была преувеличена: только треть участников знала о МООК и всего 11% участвовали в таких курсах. «МООК хороши для специализированных областей, но ничто не заменит живого интерактивного обучения в традиционной открытой программе», — заявил один из опрошенных.

 

Keeping it on the Company Campus

The Economist, 16 мая 2015 г.

Executive Education Rankings 2015

Financial Times, 17 мая 2015 г.