Возможно ли счастье в бизнесе?

Рубен Варданян, предприниматель и филантроп, партнер-учредитель бизнес-школы СКОЛКОВО, на встрече Speaker’s Night рассказал, как достичь счастья в бизнесе и почему так важно иметь мечту.

О личных фундаментальных постулатах и базовых проблемах в обществе

– Меня часто спрашивают, как я в 21 год начал заниматься инвестиционно-банковским бизнесом в стране, где никто не знал, что это такое и где понимание того, что это когда-нибудь будет востребовано, было минимальным. Если постараться быть объективным, то я смог сформулировать для себя, кем я хочу быть, как я хочу измерять свой успех и насколько я готов рисковать ради этих двух вещей. Эти несколько постулатов стали для меня фундаментом, от которого я уже двигался дальше. Я сказал себе, что хочу построить инвестиционный банк, который повлияет на изменения, происходящие в стране, и который будет признан международными клиентами. Для меня было важно, чтобы это было сделано по лучшим международным стандартам.

В «Тройке Диалог» были сформулировано три принципа, которые позволили ей быть успешной. Во-первых, мы работаем вдлинную. Во-вторых, мы сервисная компания и занимаемся обслуживанием клиентов. И в-третьих, мы уважаем себя, страну, в которой живем, и то общество, в котором существуем, поэтому мы считаем важным быть не просто машиной по зарабатыванию денег, но стремиться менять окружающий мир в лучшую сторону. Вот три фундаментальных принципа, которые отразились в нашем слогане «Доверие. Достоинство. Доход». Я верю, что мы действительно меняли страну в лучшую сторону. Мы меняли представление о том, что такое финансы, фондовая индустрия, сервис. Сейчас все это кажется само собой разумеющимся, но мы начинали в то время, когда первый вице-премьер мне позвонил во время мексиканского кризиса и спросил, кто такой Доу Джонс и куда он падает.

Я не знаю тайную формулу успеха в бизнесе, но для себя я определил три фундаментальные вещи. Первое – обязательное наличие четко сформулированной цели. И очень важно, чтобы первое лицо и команда, которая управляет компанией, никогда от этого фокуса не отступали.

Второе – это наличие сильной команды. По уровню твоей команды определяется, насколько ты можешь быть успешным. В «Тройке» рядом со мной работали действительно яркие люди, которые были сильнее, умнее, профессиональнее и талантливее, чем я, и намного более опытные. Мне было 23-25 лет, когда пришел Берни Сачер, бывший партнер Goldman Sachs, потом Фред Берлинер, гуру с Wall Street. Или, например, Жак Дер Мегредичян, Ричард Огдон, Канако Секине, Андрей Шаронов, Сергей Скворцов, Павел Теплухин и Гор Нахапетян – список людей можно продолжать. Все они оставили след в индустрии, в других компаниях, добились успеха в своей карьере. И это важный пример того, что ты не должен бояться окружать себя сильными людьми, потому что ты можешь правильно их мотивировать и объединить.

И третье – это внутренние правила игры, внутренняя система управления, которая должна быть последовательной. Один из важнейших элементов того, почему тебе удается добиться успеха, – это последовательность в твоих действиях, несмотря на то, что происходит вокруг тебя.

Все проекты, которые я реализую, разные, но в то же время все они об одном и том же – это попытка менять мир, попытка убедить себя и других, что невозможное возможно и что все зависит от нас самих. Можно привести тысячу причин, почему что-либо невозможно, нельзя, не получится. На самом деле здесь есть две фундаментальные, базовые проблемы, о которых мы поговорим сегодня.

Во-первых, это радиус доверия. Посчитайте, какому количеству людей вы доверяете. А еще отдельно – какому количеству институтов, неважно каких (институту власти, благотворительной организации, компании, в которой вы работаете), вы доверяете. За редким исключением цифры доходят до 10 человек и более трех организаций. Мы живем в очень узком мире доверия. Это фундаментальная проблема, потому что если мы не верим – мы не хотим брать на себя риски и делать больше.

Во-вторых, это горизонт планирования. Когда я спрашиваю, какой у людей горизонт планирования, какие у них планы на 20 лет вперед, мне отвечают: «Слушай, мы не знаем, что завтра будет!» В 1996 году мы переехали в центр, и у нас был специальный человек, который стоял на проспекте Калинина и смотрел, поехала ли скорая помощь в Кремль. Потому что от того, что будет с Ельциным, зависели рыночные колебания. Обсуждать долгосрочные проекты в условиях, когда ты живешь вкороткую, когда не знаешь, будет ли у тебя завтра президент или нет, очень сложно. На самом же деле общество проверяется количеством проектов, которые реализуются не государством, а частным сектором вдлинную, с горизонтом более чем на 20 лет, потому что 25 лет – это одно поколение. Если мы видим проекты, которые планируются и реализуются более чем на 25 лет, это означает, что человек видит, что он передаст своему следующему поколению какие-то определенные вещи.

О мечте, которую удалось исполнить

– Я хочу рассказать о проекте, который связан с Арменией, моей малой родиной. В 17-летнем возрасте, окончив школу с золотой медалью, я уехал из Еревана в Москву поступать на экономический факультет МГУ. Когда я жил еще в Советском Союзе, то мало ездил по Армении. В 2003 году я впервые приехал в Татев. Татевский монастырь находится примерно в 290 км от Еревана на вершине ущелья в горах. Это монастырь IX века, один из научных центров Армении в XIV-XV веках, там учились тысячи монахов. Монастырь был почти полностью разрушен землетрясением. Я понял, что это уникальное место и подумал, что хочу его восстановить. В то время туда приезжало 1000–2000 человек, дорога была недоступной – и серпантин страшный, и камнепад постоянный. Чтобы туда доехать, требовалось пять-шесть часов.

В 2008 году мне исполнялось 40 лет, и я рассказал всем, кто пришел меня поздравить, о своей мечте. Я придумал, что можно сделать канатную дорогу, которая переносила бы людей с одного края ущелья на другой. В результате мы со швейцарской компанией построили самую длинную в мире канатную дорогу, до монастыря стало возможно добраться за три с половиной часа. И, конечно, сама канатка стала якорем, заставляющим людей приехать туда. За последние три года ею воспользовались 250 тысяч человек, вокруг открылось 20 гостиниц Bed & Breakfast, восемь окрестных деревень, которые умирали (в одной было всего 20 человек, в другой 80), получили новый толчок к жизни. На сегодняшний день татевская канатная дорога окупает свои операционные издержки и зарабатывает деньги для того, чтобы поддерживать монастырь. То есть нам удалось создать механизм, который позволил не просто сделать доброе дело, но еще сделать его постоянным, стабильным, независимым.

Список людей, которые стали сопричастны этой идее, огромен. Мне кажется, это тоже ключевой элемент: любая мечта, если ты в нее веришь, если ты готов ею поделиться, – это магнит. Ты получаешь огромный приток людей, которые хотят быть ей сопричастны. Вот эта сопричастность, ощущение счастья от того, что вы что-то делаете вместе, является одним из главных двигателей всех моих проектов.

О счастье

– Все мои проекты – и профессионально-коммерческие, и социальные, и проекты, связанные с созданием общественных институтов, – говорят о том, что все зависит от нас самих. Я глубоко убежден, что счастье в том, что ты находишься в мире с самим собой. Ты делаешь то, что считаешь правильным для себя.

Знаете, есть очень хороший, добрый фильм «Мимино». Там в последней сцене в тяжелом грузовике едет герой Фрунзика Мкртчяна, и с ним едет инженер из Владикавказа. Они сворачивают к аэропорту Телави, и этот инженер говорит: «Рубен (так звали героя Мкртчяна), вы что, нам надо срочно во Владикавказ! Там у нас авария…» На что тот отвечает: «Не-не, у меня в аэропорту друг живет, я сейчас поеду к нему, скажу: «Привет, Валико!» Он мне скажет: «Привет, Рубик-джан!» Ему так будет хорошо!» Инженер говорит: «Вы не поняли, мы опаздываем». – «Не-не, ты не понял! Когда ему будет хорошо – мне будет хорошо. А когда мне будет хорошо, я тебя так довезу, что тебе тоже будет хорошо». Я хочу сказать, что в этом есть философия жизни.