Российские вузы получат $1 млрд, чтобы попасть в рейтинг

Руководитель проектного офиса центра образовательных разработок Михаил Антонов прокомментировал проект по повышению конкурентоспособности российских вузов для сайта BBCRussian

15 ведущих российских вузов стали участниками государственного эксперимента – гонки на вхождение в ведущие мировые рейтинги университетов. Для этого из федерального бюджета им выделяют больше 1 млрд долларов.

Финансовую поддержку получат среди других вузов – Новосибирский государственный, Дальневосточный федеральный, МИФИ и Высшая школа экономики. К 15 октября они должны представить черновые планы реформ, а к ноябрю защитить эти планы в министерстве образования и науки, где программу курирует заместитель министра Александр Повалко.

Правда, уже на старте проекта очевидны несколько трудностей: во-первых, далеко не все университеты-участники марафона представляют, насколько серьезные структурные изменения им предстоят.

Во-вторых, большим вопросом для экспертов является как необходимость попадания в рейтинги, так и возможность попадания в них посредством простого увеличения финансирования.

Наконец, многие полагают, что если власти действительно хотят добиться – как сказано в программе – “повышения конкурентоспособности” российских вузов и поднятия их в мировых научных рейтингах, то им придется вложить в университеты значительно больше, чем запланировано.

Указ, распоряжения, “карты”

Программа начиналась как часть предвыборных обещаний президента Владимира Путина, которые затем легли в основу его “майских указов”: он подписал их в день инаугурации 7 мая 2012 года.

Там содержалась директива: “Обеспечить вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов”.

Соответствующее поручение было дано правительству, административный маховик закрутился: осенью 2012 года утвердили план мероприятий во исполнение указа, в марте 2013 года определились с финансированием и условями конкурса, в июле, наконец, провели конкурс.

Теперь по результатам рассмотрения “дорожных карт” (планов преобразований), которые каждый вуз разрабатывает самостоятельно в соответствии с рекомендациями, распределят деньги между вузами. В этом году – девять млрд рублей. У кого “дорожная карта” лучше, тому денег больше.

Курс на результативность

Но похоже, что университеты-участники проекта еще не до конца осознали масштабы задач, которые им предстоит решить.

Так, уже в следующем году они должны войти – и это является непременным условием – в один из двух мировых рейтингов: THE или QS. Кому из университетов это не удастся, тот “вылетает” из проекта.

Кроме того, меняется процедура избрания ректора и порядок оплаты профессорско-преподавательского состава.

“Сейчас ректоры избираются трудовым коллективом, то есть ученым советом. Мы хотим, чтобы появилась возможность привлекать профессионалов из-за границы, то есть сделать выборы ректоров международной процедурой”, – делится планами Михаил Антонов из бизнес-школы “Сколково”. Именно она стала оператором проекта: разрабатывала критерии отбора вузов и будет курировать программу дальше.

Что касается зарплат преподавателей, то появятся новые критерии начисления ее переменной части.

“Ключевое слово – результативность. Речь идет о том, чтобы профессор получал переменную часть заработной платы в зависимости от того, сколько научных статей он написал и где они были опубликованы. А не только на основе того, сколько часов он отработал”, – рассказывает Антонов.

Непонятные механизмы

“Пока мне этот новый механизм [избрания ректора] не очень понятен”, – признает ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук.

“Я так полагаю, что следующей весной будет проведен аудит управленческой команды, и если министерство образования и науки будет недовольно динамикой изменений, то тогда и будет запущен процесс смены руководства”, – предполагает он.

Вызывает вопросы и намерение властей по-новому оценить труд профессоров в означенных университетах.

“Чтобы опубликоваться в иностранном журнале и, следовательно, иметь возможность претендовать на более высокую зарплату, нужны прочные научные связи, которые налаживаются довольно долго”, – говорит член-корреспондент Российской академии образования Александр Абрамов.

С ним согласен молекулярный биолог Константин Северинов, преподающий в США, Москве и Санкт-Петербурге. Он указывает на другое серьезное препятствие в упрочении позиций российского образования на мировом уровне – английский язык.

“Надо понимать, что английский – это международный язык, а следовательно и язык образования. Поэтому пока у нас высшее образование не будет переведено на английский язык, то во всех этих рейтингах многие наши вузы, которые в общем-то действительно достойны, не будут занимать полагающихся им мест”, – отмечает ученый.

О вечном

Однако главный вопрос сводится к еще более произаической вещи, чем научные контакты за рубежом и знание языка международного общения. Несмотря на то, что сутью программы повышения конкурентоспособности вузов является дополнительное финансирование, главной проблемой программы может стать именно незначительное выделение средств.

В беседе с Би-би-си ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук сказал, что на вхождение в мировые рейтинги его вузу понадобится 19,5 млрд рублей до 2020 года.

Из них самостоятельно он хочет привлечь около 5 млрд рублей, а оставшиеся 14 млрд рублей надеется получить из бюджета.

Между тем пока чиновники объявили только одну сумму, рассчитанную на ближайшие четыре года, – 42 млрд рублей. И речь здесь идет обо всех 15 университетах, ставших участниками программы.

“Понятно, что 42 млрд рублей на всех не хватит, – соглашается Федорук. – Но если перед нами поставлена задача вхождения в мировые рейтинги, и отводится на это семь лет, то нам необходима на это определенная сумма”.

Не цель, а индикатор

Косвенно недофинансированность проекта подтверждается и статистикой самого министерства образования и науки. В ответе на запрос Би-би-си ведомство указало, что поддержка ведущих университетов осуществляется во многих странах: “За [последние] 10 лет одна страна тратила в среднем около 40 млрд рублей ежегодно”.

Россия предполагает аналогичную сумму потратить в течение четырех лет.

Несмотря на это, минобр полон оптимизма. Чиновники отмечают, что проект не только и не столько поднимет российские вузы в мировых рейтингах, сколько будет способствовать их развитию.

“Необходимо понимать, что вхождение в топ-100 рейтингов – это не самоцель, а некий индикатор, пусть даже не всегда в полной мере объективный, который позволяет сравнить достижения нашей страны с достижениями других стран”, – говорится в документе, присланном в редакцию Русской службы Би-би-си из министерства.

“Cмешно, но полезно”

Собеседники bbcrussian.com из числа ученых относятся к этой идее по-разному. Многие выражают скепсис по поводу перспектив проекта.

“Насколько я понимаю, всё это имеет политический смысл; ситуация простая: президент дал указание, его надо выполнять. В содержательном отношении я оцениваю вероятность того, что этот план сработает, в одну вторую”, – говорит Александр Абрамов.

Константин Северинов, хорошо знакомый с зарубежными научными реалиями (он профессор Ратгерского университета в Нью-Джерси), говорит, что в США нет и не может быть подобного стимулирования образования: “Государство просто создает некую сиситему со здоровой экспертизой, с рабочими местами, куда могут идти выпускники”.

В то же время в Бразилии или, например, в Китае государственные инвестиции в “повышение конкурентоспособности” вузов есть, признает он.

“Хорошо критиковать со стороны, но сложно предложить что-то более разумное самому, если представить себя в кресле конкретного начальника. Пускай часть шагов российских властей выглядит довольно смешными, но если трезво судить, то да – эти шаги полезны”, – резюмирует эксперт.

Источник: http://goo.gl/Nt6kJI